Я поехала на випассану, потому что мне надо было прожить несколько сложных эмоций. Почистить голову. Не убегать от себя, не загонять себя, а послушать. Отключиться от всех дел, социальных ролей, стрессов и стрессиков. А так как у меня уже был опыт випассаны, я знала, что именно на ретрите можно с чистой совестью уйти в себя.

Мои первые впечатления от медитации я писала тут.

Но немножко расскажу про практику на втором ретрите.

«Хочется убежать, но некуда. Хочется есть, но нечего. Хочется поговорить, но не с кем». Так было написано в записке одного из участников ретрита, и это прекрасный пример обычной реакции на долгое молчание и ограничения. Похожие мысли были у меня и на первой випассане 🙂

В этот раз все было иначе. Возможно потому, что я знала, куда еду. Мне было спокойно любопытно. И инсайты были тоже спокойными 🙂

Когда часами медитируешь — сидя, стоя, в движении, во время еды, когда концентрируешься на том, что всегда с тобой (пока ты жива) — на дыхании, то приучаешься к тому, что вся жизнь является практикой.

Нельзя посидеть час в специальном медитационном зале и считать, что все, на сегодня и на всю жизнь твоя практика окончена. Многие на ретрите не могли удержать тишину — тела и проявления внутреннего диалога. Шумели, кряхтели, вздыхали, стучали ложкой по миске, хлопали дверью, шуршали пакетами, громко сморкались, писали записки и сильно жестикулировали. В эти моменты они теряли осознанность, уставали удерживать концентрацию на практике. Так бывает, когда ум, устав от того, что у него забрали право принимать решения (ну как это — сидеть и ни о чем не думать???) берет реванш, и снова включается мартышечный режим управления.

Практика тишины работает так, что начиная с тишины внешней, мы исследуем свой внутренний мир, и пытаемся достигнуть тишины внутренней. И если нам относительно легко выключить телефон, оказаться в пространстве, где молчат, да даже не двигаться (какое-то время), то с тишиной внутренней — все намного сложнее.

В обыденной жизни мы лишены возможности исследовать природу нашего ума. Во многом потому, что сам ум постоянно шумит — думает, переживает и иным образом галлюцинирует J Удивительно, но именно благодаря шуму, он остаётся незамеченным

Ум мечется как бешеная обезьянка, в хаотичном порядке выкидывая из сундука наших воспоминаний все, что ему любопытно будет рассмотреть. Потом перекидывается к страхам. Фантазиям. Сомнениям. Рисует будущее — пугается. Снова рисует — и кайфует от созданной фантазии. Это все — не настоящее. Химеры. Мертвое.

Первые слои. Первое знакомство с умом.

Когда научаешься не реагировать эмоционально на прилетающие и пролетающие мимо мысли, потихоньку научаешься тишине. И хотите верьте, хотите нет, но состояние тишины ума — одно из самых благодатных переживаний.

Тишина — это не остановка, не смерть, не пассивность. Тишина — это состояние качественной наполненности и максимальной открытости своему внутреннему миру, и миру внешнему. Если долгое время находиться в тишине, можно заметить, как стираются границы внутреннего и внешнего миров. Увидеть, как ваш внешний мир отражает внутренний, и наоборот. Это открытие может привести к важным осознаниям и будущим изменениям. Ведь как некоторые вещи, неряшливо брошенные посреди комнаты, мешают ходить, или как начинает вонять мусор, если его долго не выбрасывать, так же и некоторые мысли оставляют токсичные следы в уме.

Можно увидеть мысли и тревоги, которые были актуальны семь лет назад. Но больше нет. Можно понять, за какое количество вещей, отношений и привычек мы держимся, думая, что это часть нашей личности. Можно почувствовать, что мы реально боимся потерять что-то из того, что составляет наш привычный мир. 

Мы обусловлены огромным количеством вещей – мы впитали то, что вкладывала наша культура, сказки, новости, обучение. Сколько в нас наших мечтаний и планов? Вы уверены, что все мысли вообще являются вашими? А не услышанными вчера по телевизору, или в пять лет от вашей мамы? В детстве уровень нашего доверия миру высок, а способности к критическому мышлению низки. Вы знаете, сколько в фундаменте вашей личности «скелетов»? Вы вообще спускались в этот «подвал», чтобы вытащить мусор или хотя бы там проветрить?

Повинуясь привычке или желудку (который требует тортик в три часа ночи) или следуя паттерну поведения (жертвы или спасателя), мы живем на автомате и искренне верим, что все это и есть мы. Находимся в токсичных отношениях, бегаем по граблям, общаемся с неправильными людьми, потакаем своим слабостям — потому что НЕ ЧУВСТВУЕМ. Мы просто не чувствуем, насколько это все неправильно и опасно. Мы не чувствуем, кто мы вообще такие. И никто нас этому не учит, потому что мало кто это умеет в обычной социальной среде. Да и мало кому нужно, чтобы мы что-то чувствовали и понимали. 

Знаете, если труп бить током, он будет шевелиться? Ну, чисто визуально. Но это шевеление, естественно, не будет означать жизни. Однако мы часто сами себя пришпориваем, потому что привыкли, что только при помощи тока можно заставить себя шевелиться. Кофе, алкоголь, быстрая езда, дедлайн, стресс, бесконечный постинг в соц. сетях — и вроде как движуха, энергия, жизнь! А на деле — избегая одних страданий, постоянно создаём новые. И чем дальше и больше, тем сложнее услышать себя, увидеть себя и полюбить.

Тишина позволяет изменить состояние ума. И увидеть некоторые убеждения, которые фоном крутятся в голове, часто в пространстве образов, а не слов. Я страшный. Меня никто не любит. Я не достоин хорошей работы. Я виноват, что мои родители пьют. Многие наши мысли и внутренние истории причиняют нам сильную боль. А боль —  это не исцеление, это часто ретравматизация. Хорошая новость в том, что от самых страшных и болезненных мыслительных конструкций можно избавиться при помощи инсайта. Но засранный и мечущийся ум не способен на инсайт.

В тишине мы можем прожить факты, которые стараемся игнорировать или избегать. Ведь так работают наши защитные механизмы – они отрицают факты, чтобы нам не было больно. Я стала мамой. Я потерял работу. У меня умер папа.

Тишина и практика не обещают удовольствия и развлечения. Уходя во внутреннее путешествие, вам может не понравиться то, с чем вы столкнетесь.

Но это не должно вас останавливать. Просто помните, что самое ценное всегда охраняется драконами 😉

Ходячая медитация

Во время одной из таких прогулок я вдруг заметила, что у меня болит правая стопа. Оказывается, у меня ужасно неудобные кеды! И как я могла не замечать этого раньше?

Я поменяла обувь. А на следующей прогулке обнаружила, что и лапти Camper’a тоже неудобные! Ну как так-то? 😫

На другую прогулку я пошла босиком. Помните, как классно ходить босиком по проселочной дороге? Где часть земли холодная и жесткая, а другая мягкая и почти пушистая, там, где песок? Так вот, оказалось, обувь ни при чем.

Стопа болела сама по себе😱 Я неправильно ставила правую ногу при ходьбе. Не так, как левую. Я стала осознанно ставить стопы, словно обучая тело правильно ходить. И знаете что? Боль ушла. Camper и кеды вернулись из ссылки. И гуляла я радостно последующие тысячи шагов.

Так вот с нашими мыслями — все работает точно так же. Когда мы бежим куда-то по делам, в одной руке телефон, в другой — сумка/самокат/ребенок, мы не обращаем внимания на то, что в нас болит, что в нас работает не так. А услышать эту боль, исправить ее, можно только в состоянии концентрации 🤫😉

Две дороги

Мантра Ом

Попробуйте петь а-о-у-м целый час. Ладно, хотя бы 10 минут.

Как ваше дыхание? Связки? В кайф петь или выдохлись?

Во время пения – даже просто звуков – становится очевидно, что мы НЕ ДЫШИМ. Грудная клетка не двигается, воздух не наполняет живот, мы рвем связки. Мы не дышим.

Первые вечера во время пения мантры вместе с дыханием поднимались эмоции. Боль и тяжелые воспоминания. Дыхание перехватывал или ужас, или слезы. Я буквально затыкала себя. Переставала дышать.

Ведь как дышать, КАК, когда так больно? Так больно чувствовать, так больно жить?..

Вместе с дыханием появлялись воспоминания.

Глаза папы, у которого инсульт. Глаза, в которых боль, ужас, бессилие. Глаза, которые меня НЕ УЗНАЮТ.

Одна скорая. Вторая. Пакет с вещами заберите, в реанимацию забирают голым.

Километры пешком. Боль в спине, боль в ноге, да похуй, боль в сердце, в голове вакуум. Сиделки, физиотерапия, инвалидное кресло.

Я продолжаю дышать.

«Никто не знает. Вообще очень плох. Может, завтра. Может, через месяц». Это позже, это хоспис. Шестая палата, посещение с десяти.

И все то, что хочется забыть, стереть и перетащить в папку «Никогда». Никому. Такого не надо проживать.

А-о-у-м.

Мы поедем в деревню, мы посадим там все, мы пойдем за грибами, мы мы мы. Да, да, да. Скоро, скоро мы поедем домой.

Нельзя спорить, нельзя говорить правду, нельзя, нельзя, нельзя.  

Поверю только, когда увижу в гробу.

Увидела. Не поверила.

А-о-у-м.

Я начала дышать только на седьмой день.

Только на седьмой день у меня раскрылась грудная клетка и задвигался живот. Вы ведь знаете, что при правильном дыхании у вас должен быть расслаблен живот? Он должен быть мягким, он должен двигаться, вы должны дышать.

А как можно дышать, если внутри столько всего?

За то время, что мы ходили, сидели, дышали и пели мантру в полях зацвел чертополох J И это лучший образ прошедших 10 дней для меня 🙂

Начало цветения

После 10 дней практики мне было хорошо. Спокойно.

Такое состояние – умиротворения и покоя – очень соблазнительно. Поэтому многие люди после практики и ретритов начинают убегать от социума — к монахам, практикам, в йога-лагеря, ашрамы и прочие специальные пространства. Конечно, в Москве практиковать намного сложнее. НАМНОГО. После 10 дней практики в лесу, я села в 20-минутную медитацию в Москве (ну фигня же после пятичасовых медитаций!). Мой ум успел разогнаться до сверхзвуковых скоростей, и в лучшем случае мне удалось удержать тишину на пару минут.

Так вот. Я не верю в то, что достаточно просто сидеть красивым с ушнишей, держать аскезу и диету, и типа таким образом ты изменишь мир. Легко сидеть в красивом бездействии на специальной территории, где тебе ничего не надо делать.

Попробуй практиковать в конкурентном мире, попробуй практиковать с плачущим ребёнком на руках, попробуй практиковать, меняя меня мир СВОИМИ ДЕЙСТВИЯМИ, а не бездействием (пусть и очень духовным). Вот это действительно challenge), вот это действительно духовный путь и рост.

Практиковать в конкурентом мире, практиковать с плачущим ребенком на руках, практиковать, меняя меня мир СВОИМИ ДЕЙСТВИЯМИ, а не бездействием (пусть и очень духовным) намного сложнее.

Но сложно не значит невозможно 😉

Мой одухотворенный «привет»))

Первая часть рассказа о випассане в Ярославской области: тут
Вторая часть (где подробно о практиках): тут